Рецепт вина из черной смородины и водки

Вино из черной смородины

Домашнее вино из крыжовника Я заканчивал пятый курс университета, и жизнь моя, казалось, была уже расписана, как минимум, на пять лет вперед.

В двухстах километрах от Москвы, в старинном русском городе меня ждала невеста, свадьба с которой намечалась в июле. В самой Москве было оговорено место работы, жалование и уже подыскивалось временное, как для молодого специалиста, жилье.

Точно уже не помню, за какой надобностью меня занесло однажды в факультетскую бухгалтерию. То ли я не сдал вовремя всех бумаг по отчету с последней командировки на практику мы ездили иногда за счет факультета , то ли нужно было проштамповать какие-то справки для общежития.

Вино и настойки из смородины – как приготовить в домашних условиях

Так или иначе, из бухгалтерии меня отправили в кассу. Лучше бы он этого не говорил.

Вкус небожительницы, или О чем может напомнить вино из черной смородины?

Да, симпатичная, хоть и слегка большеротая, в очках, с хорошо ухоженными волосами, чуть вспушенными легким начесом… Она быстро проштамповала мои бумаги и так же быстро захлопнула дверку окошка прямо перед моим носом. К чему я вдруг вспомнил об этом? А, ну да, — разглядывая нынешним летом гроздья смородины, висящие на кусте. Меня всегда привлекала эта удивительная в разных смыслах ягода — прежде всего с точки зрения приготовления из нее вина. Не наливки, друзья мои, не настойки, не вина с добавлением других плодов, а именно черносмородинового вина.

Потому что в плане виноделия черная смородина — вещь очень капризная. Скуповатая на отдачу, ибо из ведра свежих ягод в лучшем случае можно получить два, два с половиной литра напитка. И я рискнул, чего и вам желаю. Вернемся, однако, к тому, с чего я начал.

Эта яичница, друзья мои, в исполнении старушки была песней, которую мне так ни разу не удалось повторить, хотя колдовал с такой же стальной мисочкой, что и она, чуть смазывал ее сливочным маслом и выдерживал в жарочном шкафу, пытаясь наладить корочку снизу и сохранить в неприкосновенности янтарные желтки… По-видимому, яичницу свою я приканчивал в аккурат перед обеденным перерывом для факультетских сотрудников, поскольку в буфете замелькали знакомые лица из учебной части, библиотеки, фотолаборатории.

Капризы черной смородины можно и заметить, и ощутить на самом старте приготовления вина, который, как известно, начинается с разминания ягод. Как видим, смородина при отжиме дает не столько сок, сколько желе. Поначалу может возникнуть впечатление, что ничего путного из этого никогда не получится.

Однако не будем торопиться с выводами и тщательно, без какой-либо предварительной промывки или очистки ягод, разомнем их так, чтобы раздавленной была каждая смородинка. Без воды нам не обойтись. С количеством воды на количество ягод можно поступить по-разному, увеличив её долю или уменьшив. Это зависит от того, какое вино мы хотим получить — легкое столовое или покрепче, десертное, например. Я сторонник золотой середины, поэтому ориентируюсь на средние пропорции и беру примерно пол-литра воды на килограмм ягод.

Но поначалу с водой особо не усердствую: И без сахара при приготовлении смородинового вина не обойтись. Пропорции здесь такие же, как и с водой — примерно два стакана на килограмм свежих ягод. Идеально для упомянутого стимулирования подходят так называемые первичные или — винные дрожжи.

Но я, например, просто не знаю, где их брать, хотя, как показал мой результат, изюм оказался вполне достойной заменой первичным дрожжам. Всё, теперь тщательно перемешаем мезгу, закроем посуду крышкой и поставим примерно на неделю в прохладное место для, так сказать, процесса брожения. Помним об одной важной вещи, о которой я писал в рецепте вина из черноплодной рябины: Так, на чем я остановился?

Положа руку на сердце, друзья мои, скажу, что сегодня, вот так запросто, к заинтересовавшей меня женщине я ни за что бы не подошел. Но тогда… тогда всё воспринималось иначе и проще. В силу того, наверное, что мы заканчивали учебу, что это обстоятельство подсознательно, должно быть, означало, что мы разъедемся в разные города и навсегда.

Смородиновое вино: 12 рецептов в домашних условиях

Поэтому краткосрочные, ни к чему не обязывающие романы, как бы компенсирующие пятилетнюю притирку мальчишек к девчонкам, а девчонок — к мальчишкам, случались чуть ли не ежедневно, без особых предисловий и прелюдий, в невероятном головокружительном темпе, тем более, что стояла пора, когда густо цвели одуванчики, а в распахнутые окна общежития на улице Шверника со звоном ночных трамваев вливалось щелканье майских соловьев.

К тому же до женитьбы, то есть, до жизни с особыми правилами поведения, мне оставалось всего ничего, а посему я не желал ощущать под ногами твердь и, если смотреть на вещи с высоты моей нынешней рассудочности, просто безумствовал. Она посмотрела на меня с нескрываемым удивлением, поверх очков: Я тоже, разумеется, знал об этих негласных правилах, но их сознательное нарушение, как мне казалось, позволяло точнее бросить абордажные крюки.

Можно узнать ваше имя? Она, пожалуй, удивилась еще больше, поскольку очки сползли почти на кончик носа и, как всякие подслеповатые люди, она силилась разглядеть меня всё ж таки сквозь линзы, поправить которые мешала растерянность. Наконец она оценила неоднозначность своего положения, сняла очки и спросила, прищурившись: И тут я дал мАху, ошибочно расценив ее прищур, как некую к себе расположенность.

Зачем мужчина знакомится с интересной женщиной? Выражение ее лица стало неожиданно жестким. Она водрузила на место очки, всматриваясь в мою, очевидно, кокетливую улыбку уже без тени удивления, и тихо, но членораздельно проговорила: Она не стала повторять, тем более что к столику приближались ее товарки с подносами.

Итак, примерно недельное брожение сока и мезги явит нам такую картину: Это то, что нам нужно. Вручную отжимаем мезгу — горсть за горстью если есть пресс — совсем замечательно , отжатую мезгу перекладываем в другую посуду.

В оставшемся после отжима соке, конечно, останется не только шелуха от ягод, но и смородиновые семена. Поэтому фильтруем сок через обычный дуршлаг, на совесть отжимаем оставшуюся шелуху и добавляем шелуху в отложенную мезгу. Сок переливаем в банку или в бутыль. На банку ставим гидрозатвор как его сделать, можно также посмотреть здесь.

Что касается смородиновых семян, интенсивная игра вина поднимет их на поверхность буквально на следующий день. Однако мы не будем торопиться их удалять. Нам самое время заняться отжатой и отложенной покуда в сторону мезгой.

Деловито упаковав продукты в пакет и едва кивнув в ответ на мое приветствие, она вышла на улицу. Кассирша немного прошла по улице Шверника, потом, не доходя до общежития, срезала угол до Загородного шоссе и там, где шоссе пересекалось по-над мостом с железнодорожной веткой, свернула во дворы.

Поняв, что я, следуя по пятам, не намерен менять маршрут, она, наконец, повернулась и спросила, едва я приблизился: Она скользнула взглядом по бутылке водки, которую я поспешно спрятал за спину и, более не говоря ни слова, направилась к подъезду ближайшей пятиэтажки, густо заросшей сиренью. Мы поднялись на второй этаж, она открыла дверь квартиры и, оставив ее распахнутой, вынесла пол-литровую банку воды, стоявшую, по-видимому, в холодильнике.

Едва я отпил несколько глотков и вернул банку, она так же, как и три дня назад, тихо проговорила: Здесь немного тормознем с историей и займемся отжатой и отложенной мезгой.

Сначала снимем пробу с перелитого в банку сока. Напомню, тогда речь шла о пропорциях 1: Впрочем, регулятором кислотности в плодово-ягодных винах выступает не сахар, а вода. В виноделии точных пропорций не бывает, всегда наличествует люфт, иногда существенный.

Или, если угодно, смеси сока с водой. Девушку звали Софьей Аурели, но грузинская фамилия досталась ей от второго мужа, который полгода назад за драку со смертельным исходом сел на восемь лет. Что касается первого мужа, его наследство представляло собой четырехлетнюю девочку Аню, живущую в основном с бабушкой и дедушкой. Да и ветреность, если б она и была, вряд ли подлежала какой-либо реализации. Ибо за Софьей тщательно приглядывали друзья мужа-сидельца, в чем я, впрочем, убедился очень скоро.

Крепышу это очень не понравилось и он, судя по активному гарцеванию, не прочь был пустить в ход кулаки. Но ситуацию сдерживал пожилой грузин, слегка потягивая к себе крепыша за рукав. На том и разошлись. Тем не менее, в воскресенье я отправился на Черемушкинский рынок и купил полкило черешни — чрезвычайную роскошь для того времени года и для тех лет, которая обошлась мне чуть ли не в треть стипендии. Черешня по моей тогдашней логике, когда я вновь оказался у знакомой двери пятиэтажки на Загородном шоссе, призвана была сгладить превратное обо мне впечатление.

Дверь открыла Софья — совершенно необычная в простеньком домашнем халате и без очков. Я присел на корточки и протянул ангелочку целлофановый пакетик с черешней. Где-то в глубине тамбура хлопнула дверка холодильника, и я ощутил в руках ту же ледяную пол-литровую банку, из которой с трудом сделал несколько глотков.

Домашние вина из черной и красной смородины

Во дворе меня ждали грузины. Их было трое, из которых я узнал только крепыша. Удивительно, но я совершенно не чувствовал боли.

Только — вспышки в глазах, когда тумаки от горланящих на своем языке грузин приходились по моему лицу. Я даже упал не от ударов, а потому, что оступился. К этому времени содержимое банки, если банку не взбалтывать, должно выглядеть как трехслойный пирог. Следующий, самый обширный слой — по сути дела уже вино, хоть и не готовое пока, но заметно посветлевшее.

Как, впрочем, и шелуху мезги. Она нам больше не пригодится. Желе процеживаем отдельно, насколько это возможно, затем и будущее вино и то, что удалось отделить от желе, смешиваем, переливаем в банку и ставим под гидрозатвор недели на две — до первой переливки и тонкой фильтрации вина.

Правда, была еще разбита изнутри губа — моими же передними зубами, которые устояли. Ну, а на ноющие ребра и прочую мелочь на теле я и вовсе не обратил внимания. Очевидно, это значило, что отныне чувства и ощущения мои обращены совершенно в иную сторону, противоположную телесной боли, и обходящие эту боль.

Ведь хотя в ту пору мне не было и двадцати пяти, себя я уже знал достаточно. Достаточно в том смысле, что легким симптомам душевного, скажем так, недомогания уже не приходилось удивляться и задаваться вопросом: Я был полон, если так можно выразиться, некоего оптимистического волнения, плавно переходящего в степень глубокой влюбленности.

А это, друзья мои, такая сила, что даже самой заносчивой и неподатливой женщине перед ней не устоять.